Этим интервью мы открываем цикл публикаций, посвященных людям земли – руководителям, собственникам хозяйств, успешно, системно, социально ответственно работающим в аграрной отрасли региона. Наш первый герой - Сергей Суслов, руководитель крестьянско-фермерского хозяйства.

Досье. Сергей Александрович Суслов - потомственный аграрий, принял дело, начатое его отцом Александром Михайловичем Сусловым – человеком, которым гордится агропромышленный комплекс области. Предприятие, возглавляемое Сергеем Сусловым, в течение двадцати лет занимается производством зерна: начав с обработки девяти гектаров пашни, сегодня коллектив под руководством Сергея Александровича возделывает около двенадцати тысяч гектаров земли. В хозяйстве занято более ста человек, каждый из которых помимо достойной зарплаты обеспечен социальными гарантиями. Хозяйство демонстрирует стабильно высокую урожайность зерновых, валовый сбор зерна, постоянно растущую прибыль. Фермерское хозяйство реализует социальную ответственность бизнеса, оказывая помощь сельским советам Притобольного района по содержанию дорог, созданию инфраструктуры сел, активно и регулярно помогая школам района. Неравнодушное отношение к территории, где предприятие осуществляет свою деятельность, - принципиальная позиция фермера Сергея Суслова.

- Именно с подачи отца, Александра Михайловича, поступил в сельскохозяйственную академию, и хотя моей специальностью была «экономика», мы «проходили» все сельскохозяйственные дисциплины – растениеводство, животноводство, механизация и многие другие, - и в известной степени мой профессиональный путь был предопределен. Рос в атмосфере культа сельскохозяйственного труда, так как вся жизнь отца была тесно связана с землей, с трудом на земле. По сути и мысли не было о ином пути.

- Ваш отец ведь был одним из первых фермеров на зауральской земле?

- Совершенно верно. Когда появились первые областные программы поддержки частного бизнеса в агропромышленной сфере, он взял в лизинг мельницу, оформил фермерское хозяйство. Защитив диплом в сельхозакадемии, через пару недель я уже работал с отцом. Выбора мне не оставили. Это был 1998 год, лихие, тяжелейшие времена в экономике страны. Мы и выжили впоследствии только за счет той мельницы. Денежных сделок просто не было, живые деньги были огромной редкостью, действовали сугубо бартерные схемы. В течение многих лет с земли не получали ни копейки живых денег. Сейчас эта наша мельница – как памятник, с которого все начиналось, она до сих пор действует, но, конечно, далеко не является основополагающей для бизнеса.

- Нужна была большая смелость, чтобы после устойчивой понятной модели колхозов и совхозов перейти к собственному бизнесу со всеми его рисками, издержками рыночной экономики…

- Моему отцу всегда была свойственна решимость, стремление к новому, передовому. Да, после должности инженера в колхозе уйти в частный бизнес, хоть и на земле, - это было смелым поступком, но именно такой личностью является мой отец. Когда некоторые опускали руки, он искал возможности. Его опыт стал моей главной школой.

- Получается, становление хозяйства проходило при вашем непосредственном участии?

- Да, начав с нуля, постепенно расширялись. Сначала за счет земель колхоза «Россия», где работал отец. Потом стал брать в аренду земли соседних хозяйств, которые распадались. Обухово, Ярославка, Раскатиха, Чернавка, Осиновка, частично Давыдовка… Львиную долю средств, которые зарабатывали, тратили на расширение и развитие.

- Знакомо вам чувство страха перед неминуемыми рисками?

- Сначала, когда в обработке было десять тысяч гектаров, о страхах не задумывались. А вот уже после десяти – крепко думали: «А стоит ли?» Но сейчас, честно говоря, не жалеем: риск – если он базируется на трезвом расчете, в бизнесе необходим.

- Конечно, любой бизнес – это, прежде всего, экономика, расчеты, рентабельность, извлечение выгоды и прочее, - но смогли бы вы делать бизнес, если бы он был вам «не к душе»?

- Если бы наше дело было нам не к душе, наверное, ничего не получилось бы, и двадцать лет мы не продержались бы на рынке, тем более вполне успешно. Да, мы люди рациональные, но эмоциональная составляющая, личная вовлеченность тоже крайне важны. Аграрный бизнес – это то, что требует всех твоих усилий, вне зависимости от времени года, времени суток. Обывателю кажется: что сложного – весной посеяли, осенью убрали, но, конечно, это не так.

- Часто приходится слышать, что у нас в Курганской области зона рискованного земледелия. Вы эту позицию разделяете?

- Аграрии, где бы они ни работали, любят так говорить, хоть в Сибири, хоть в Краснодарском крае. Нужно работать, а не искать оправдания. Необходимо адаптироваться под климатические условия, приспосабливаться, учиться новому, искать выходы, выбирать соответствующие культуры, осваивать новые технологии. Мы работаем с лучшими сортами культур, которые наиболее хорошо себя зарекомендовали в нашей климатической зоне с точки зрения эффективности. Что касается техники, мы работаем с российскими производителями, это более оптимально, на наш взгляд: мы предпочитаем вкладывать средства в строительство инфраструктуры, улучшение условий труда и т.п.

- Сколько сегодня земли у вас в обработке?

- Около двадцати тысяч гектаров, а посевная площадь - около двенадцати тысяч, все эти земли сконцентрированы в Притобольном районе. Выращиваем пшеницу, рапс, лен.

- Что для вас означает понятие «родная земля»? Я понимаю, что это скорее «поэтическое» понятие, чем рациональное, но тем не менее: какие эмоции оно у вас вызывает?

- Это масса самых теплых воспоминаний, связанных с детством, проведенным в деревне Снежное, с юностью, прошедшей на земле, с трудовой деятельностью, с людьми, с природой, которой невозможно не любоваться, которую невозможно не любить… Мне несвойственно красиво говорить о любви к родине, я привык делать дело и доказывать свою любовь поступками.

- Все предприниматели, независимо от представляемой отрасли, говорят о кадровой проблеме как об одной из главных… Насколько она актуальная для хозяйства «Исток»?

- Людей на селе много, а вот работать не все готовы. Большая наша российская проблема – это лень. Много людей «пропало» в девяностые, когда массово происходила утрата идеологических, нравственных ориентиров, когда государство не уделяло должного внимания деревне, и народ был предоставлен сам себе. Последствия тех лет мы пожинаем до сих пор. У нас в деревнях много молодежи, но при этом большая проблема – не хотят учиться, молодые парни ходят с метлой и с лопатой, имеют при этом в двадцать пять лет по трое, пятеро детей. Пытаешься мотивировать их на учебу – как правило, бесполезно, их и так «устраивает». Не хотят расти, развиваться. Тяжело на это смотреть. Их дети, глядя на своих отцов, тоже вряд ли узнают, что жизнь может быть другой. Нужно в корне пересматривать государственную политику в отношении развития сельских территорий, менять и совершенствовать идеологию, поднимать престиж работы на селе не на словах, а на деле. Сейчас у нас трудится около ста человек, при этом нам столько не надо, просто жаль людей – куда они без работы. Приходится и увещевать, и мотивировать, и учить. Но такова наша позиция, которую мы избрали изначально и которой придерживаемся.

- Вы реализуете очень много социальных программ, помогаете социальным, образовательным учреждениям. Чем вы мотивированы в этой деятельности?

- Никогда не задумывался. Не люблю об этом говорить. Делаем то, что нужно делать по совести, и если это приносит людям помощь, это прекрасно.

- Какова доля интуиции и расчета в бизнесе?

- Все же на первом месте интуиция. Мне столько приносили бизнес-планов, не имеющих ничего общего с реальностью… Так скажем: необходима интуиция плюс расчет. Но интуиция – она ведь тоже базируется на опыте, интеллекте, знаниях. Кстати, чем больше я работаю, тем больше понимаю, что ничего не знаю. Надо постоянно постигать новое, учиться, чувствовать тренды, технологии. Столько перед глазами печальных примеров хозяйств, где люди не менялись в соответствии с требованиями времени, не росли, - и пошли под откос, разорились…

- Были ли в вашей жизни такие моменты, когда опускались руки? Где находили точку опоры, чтобы идти дальше?

- В семье, в ответственности и в труде. Но, пожалуй, главная точка опоры – в людях, которые окружают тебя, когда приходишь на работу, и ты ответственен за их судьбы, они идут к тебе со своими бедами, чаяниями, нуждами. Я не имею права опускать рук.