«Врач должен быть смелым, - убеждена известный в регионе врач-офтальмолог Ольга Максимова.

- Но это особенная смелость, непременно соседствующая с повышенной ответственностью. Быстро принять решение, не быть зажатым в рамках стереотипов, мыслить творчески и даже в известной степени дерзко».

С таким принципом наша героиня подходит и к профессии, и к жизни. Профессионал, которому пациенты доверяют свои глаза при самых сложных диагнозах, на счету которого сотни, если не тысячи исцеленных малышей, благодарных мам и пап, ведь ее маленьким пациентам от одних суток от роду! Лечение самых сложных случаев - это и врожденная глаукома, различные виды косоглазия, дакриоциститы новорожденных, нарушения рефракции, воспалительные заболевания органа зрения, ретинопатия недоношенных - то, что она изучает и познает на самых передовых российских и международных научных конференциях все годы своей врачебной практики.

- Единственный страх, который врач, по моему мнению, может себе позволить, это страх некомпетентности, - убеждена наша героиня.

- Ольга Ивановна, помните свои первые операции?

- Отлично помню, но скорее, не детали, а ощущения. У любого хирурга первые операции всегда несложные, на сложных присутствуешь сначала в качестве ассистента, и счастье, когда у тебя получается, и ты ловишь на себе одобрительный, благодарный взгляд наставника. А одной из первых самостоятельных сложных операций была операция по поводу врожденной глаукомы.

- Можно ли сказать, что в медицину вы пришли по стопам мамы (известного врача, основателя детской офтальмологической службы в регионе – Авт.)?

- Конечно, мама повлияла на мой выбор, Мне, выросшей в семье врача, когда мама постоянно общалась с пациентами, когда весь мой мир крутился вокруг планеты под названием «медицина», - просто не было уготовано иной судьбы. Я окончила один из лучших медвузов страны – Омский медицинский институт. … Мама была для меня эталоном во всем, главным учителем в жизни. Будучи человеком строгим, она никогда меня открыто не хвалила, а ее одобрение порой читалось во взгляде, проскальзывало в разговорах ее подруг. Сейчас, по мнению психологов, ребенка нельзя хвалить, и, пожалуй, я соглашусь с этим. Только сейчас понимаю, что выставив высокую планку, стимулируя тянуться выше, мама побуждала к личностному и профессиональному росту. До последних дней я советовалась с ней по ведению пациентов, сверяла с ней свои шаги. И первой моей мыслью после ее ухода было: «Мне теперь не с кем посоветоваться, решения нужно принимать самой…»

- Ольга Ивановна, сейчас среди женщин модно культивировать в себе слабость, выдавая это за особую «женскую мудрость». Что это за позиция, по-вашему, и привлекает ли она вас?

- Во-первых, в моем окружении нет слабых женщин, во-вторых, я не встречала счастливых слабых женщин. И я за искренность. Притворство не люблю.

- В то время, когда вы избрали для себя медицину как профессию, это была престижнейшая профессия, но спустя годы профессия врача была девальвирована, это был сложнейший период для отрасли…

- Когда я пришла в медицину, это, действительно, была очень уважаемая профессия, да и не может быть иначе: если пациент неуважительно относится к врачу, он не может ему верить. Но, к сожалению, за последние годы медиков унизили, медицину приравняли к сфере услуг. В интимный процесс сотрудничества врача и пациента вмешались страховщики, экономисты, общества защиты потребителей…. При таком образовании (врач учится 18 лет прежде, чем станет начинающим специалистом, а затем всю жизнь), при такой колоссальной ответственности и самоотдаче труд врача оценивается гораздо ниже даже неквалифицированных профессий. И это моя большая боль.

- Вам зачастую свойственны остросоциальные высказывания – приходилось ли страдать из-за этого и готовы ли вы отказаться от своего мнения либо смягчить его ради конъюнктурных соображений?

- Для меня позиция «моя хата с краю» самая неприемлемая и аморальная. Наиболее отрицательный литературный герой в моем представлении – чеховский человек в футляре, живущий по принципу «лишь бы чего не вышло». Свобода – мой главный приоритет – как в общественном смысле, так и в профессиональном, - и, конечно, в личной жизни. Свободными я старалась воспитывать и своих двоих сыновей.

- С чем связано ваше обращение к общественно-политической деятельности?

- Мне хочется менять жизнь к лучшему, - и не громкими лозунгами, а конкретными делами, и я надеюсь, что мое вступление в партию «Справедливая Россия» будет этому способствовать. Не исключаю своей эффективной реализации в политике, - для этого я уже достаточно зрелый, закаленный, опытный человек, желающий позитивных перемен для нашего некогда красивого и процветающего города, куда стремились жить и работать профессионалы со всей страны.

- Вы обронили слова о важности личной свободы, какой смысл вкладываете в них?

- Для меня очень важно уважительное отношение к ценностям и взглядам близкого человека. Соблюдение личного пространства друг друга, право на самостоятельные решения.

- Ольга Ивановна, человек не может жить без мечты…

- Моя мечта – это собственная специализированная офтальмологическая клиника. Давно живу с этой идеей, и очень хочу ее осуществить, но всё упирается в финансы. Уверена, для инвесторов это будет интересный, в том числе, финансово проект, ведь к офтальмологам обращаются 100 процентов населения. Хочется реализовать такой проект именно в родной области, чтобы у наших пациентов была возможность получать высококвалифицированную комплексную офтальмологическую помощь дома.

- Вы преданы не только профессии, но и медицинской науке, что это дает вам как практикующему врачу?

- Наука и учеба – это основа в любой сфере деятельности. Мне любопытно узнавать новое, читая специализированные журналы, участвуя в научных исследованиях, обмениваясь мнением с коллегами, посещая научные конференции, а затем, используя эти знания в работе, - мои пациенты имеют право знать, всё, что есть в мире по решению их проблемы. В свое время я отказалась от серьезного научного пути, в девяностые меня довольно настойчиво приглашали на работу в Московский НИИ Глазных болезней имени Гельмгольца, но я предпочла остаться в Кургане, отшучиваясь, - “лучше быть первым в провинции, чем вторым в столице”. Я не почувствовала желания там работать, нашла кучу аргументов против и не жалею, ведь практикующий врач живет гораздо более интересной профессиональной жизнью. И как можно было променять уютный компактный Курган на мегаполис.

- Вы относитесь, как принято говорить, к числу лидеров общественного мнения нашего региона, в связи с этим вопрос – популярность, узнаваемость – это то, что дается вам легко или, скорее, то, что накладывает обязательства?

-Узнаваемость меня не тяготит, ещё в детстве мне хотелось стать известной. Тем не менее я человек достаточно скромный, и в некоторых ситуациях популярность даже мешает. С шуткой вспоминаю один давний случай - “посмотри какая женщина”, - сказал мужчина своему товарищу указывая на меня, тогда ещё совсем молодую, “ так это не женщина, это наш врач” воскликнул папа пациента. Но иногда хочется быть просто женщиной, со всеми ее слабыми, сильными сторонами, надеждами и планами, стремлением быть красивой, любимой и любящей. А остальное все-таки вторично.

-Спасибо за интервью.